Publisher Theme
Art is not a luxury, but a necessity.

Александр Клевицкий: «От постельной сцены с Боярской я отказался»

0 0

Александр Клевицкий: «От постельной сцены с Боярской я отказался»

Музыкант, режиссер, советский и российский дирижер, композитор и продюсер. Сегодня он художественный руководитель и главный дирижер Академического Большого концертного оркестра им. Ю. В. Силантьева. В этом году маэстро исполняется 70 лет. В юности он был отобран в хоровую капеллу мальчиков. Там и проявились его многочисленные музыкальные таланты как композитора и аранжировщика.

В конце семидесятых, начале восьмидесятых — был музыкальным руководителем в вокально-инструментальном ансамбля «Добры молодцы». Как музыкант прогрессивный, во многом был новатором в группе. Совместно с Юрием Николаевым создал легендарный всероссийский телевизионный музыкальный конкурс «Утренняя звезда».

Композитор, художественный руководитель и главный дирижер легендарного оркестра имени Силантьева Александр Клевицкий отметит свое 70-летие двумя совершенно разными концертами: в Московской консерватории прозвучат его новые академические сочинения, а в Театре эстрады — песни и киномузыка.

– Вы, человек, который всегда любил джаз, работал с серьезными музыкантами, а тут эстрадный Сергей Пенкин? Как познакомились, что в нем вас привлекло?

– С Сергеем Пенкиным мы знакомы много лет. Познакомились, когда я ещё преподавал в училище имени Гнесиных, куда он поступил, наконец, после 11 попыток. Я счастлив, что мы дружим, что он исполняет мои песни. Выдающийся певец! Как-то на одном из концертов Сережа вышел на сцену и так зажег, что устоять было невозможно! И зал, и оркестр были в эйфории от этой сумасшедшей энергетики. Я в шутку выхватил у него микрофон и начал что-то петь в него своим хриплым голосом, а он не растерялся, выхватил у меня дирижерскую палочку и начал… дирижировать оркестром им. Силантьева!

– Шифрин тоже что-то упер у вас на память?

– Да нет (смеется). Как-то я сочинил несколько песен на стихи поэта Юрия Ряшенцева и предложил их спеть Ефиму Шифрину. Получилось настолько здорово, что родилась идея сделать мюзикл. Идея эта очень понравилась Шифрину, но он хотел, чтобы его обязательно снял Евгений Гинзбург — прославленный музыкальный режиссер. Старшее поколение наверняка помнит его блестящие постановки бенефисов Людмилы Гурченко и Армена Джигарханяна. Но он волновался, что Гинзбург не согласится (только представьте себе голос Ефима): «Мне кажется, что я ему не нравлюсь!» Я отправил Евгению Александровичу записи, и через час он мне перезвонил: «Снимаем!» Так родился мюзикл «Ангел с окурком», для которого я написал 13 песен, и в котором Ефим Шифрин сыграл 13 ролей. Я пригласил его спеть на моем юбилейном концерте в Театре Эстрады романс из этого мюзикла. Он сразу согласился, но попросил: «Ты только мне показывай сильные доли, а то я ведь певец в первом поколении!»

– Вы снимали клипы на свои песни?

– Конечно же, у меня выходили и музыкальные клипы. Однажды пригласили Лизу Боярскую. Помню, молоденькую такую. Так вот, на съемки клипа «Прикосновение» я прилетел в Питер с гастролей, кажется, из Кисловодска. Клип снимали по рассказу Кортасара, и по сюжету немолодой состоятельный человек подвозит на машине молоденькую студентку и показывает ей красивую жизнь. Я же, как ни старался режиссер, выглядел слишком молодо. Ни грим, ни трехдневная щетина не спасали. И тогда режиссер пошел на крайнюю меру и в течение трех дней просто… не давал мне спать. От постельной сцены, которая была в сценарии, я отказался, мне хотелось сохранить это удивительное чувство нежности и чистоты, которое было в клипе. И в итоге я укладываю героиню спать, а просыпаемся мы в разных постелях. На кадрах, где я сплю, я реально заснул. Да так, что меня не могли разбудить! Думаю, Лиза Боярская до сих пор вспоминает меня как самого сонного партнера.

– Наверняка, вы были близко знакомы с великой Александрой Пахмутовой, как она вам как человек?

– Александра Николаевна — очень дорогой для меня человек, мой учитель, человек, который в моей судьбе сыграл огромную роль. Когда я работал в Союзе композиторов, мы постоянно общались, после работы я приезжал к ним с Николаем Николаевичем, и она посвящала меня в тайны профессии композитора, разбирала со мной партитуры Дунаевского и Соловьева-Седого, показывала, как из красивой мелодии рождается настоящий шедевр. Но сейчас мы редко созваниваемся, возраст Александры Николаевны дает о себе знать, появились помощники, которые ревностно оберегают ее покой. Уже так запросто не позвонить. А теплых воспоминаний, с ней связанных, и забавных историй у меня много. Как-то мы с Александрой Николаевной приехали в тогда еще Ленинград. Мы были делегатами III Международного фестиваля музыки. Остановились в гостинице и договорились, что с утра позавтракаем в гостиничном ресторане. И вот идем мы на завтрак, а навстречу нам по коридору два огромных амбала. Конкретных таких «ребят». И мы такие: маленькая Александра Николаевна, и я, тоже «богатырь». Я шел сзади, пропуская ее вперед. Но тут специально пошел вперед, чтобы ее прикрыть. Мы поравнялись, и вдруг один из них говорит Пахмутовой: «А я вас знаю! Я вас знаю!! Вы… Вы… Вы… Надежда!»

А в другой раз я подвозил Александру Николаевну после записи в моей домашней студии (мы записывали аранжировку к ее песне). Еду, вдруг меня тормозит гаишник. Я: «Товарищ лейтенант, да я вроде ничего не нарушал!» А он в ответ: «Это у вас Пахмутова в машине!?? Слушай, я никогда ее живьем не видел, можно я посмотрю?»

– Но у вас очень много знакомых «серьезных» музыкантов, какие они в жизни?

– Да, вы вначале спрашивали о Сергее Пенкине, а я вот вспомнил работу с Зурабом Соткилавой. Мы впервые встретились в Большом театре. Я пришел показать ему свой романс «Коварство и любовь» на стихи Ларисы Рубальской. Он встретил меня на служебном входе уже загримированный для спектакля, и пока мы шли к его гримерке, все время бубнил: «Если это попса, я петь не буду! Если это попса, я петь не буду!» В гримерке сел и говорит: «Пой!» Я начинаю играть и петь, он вскакивает с места и начинает трясти меня, как грушу: «Слушай, я тебе не как певец, как футболист скажу: ты написал офигенный романс! И я его обязательно спою!» На моем юбилейном концерте в Театре Эстрады 7 июля этот романс исполнит Нина Шацкая, замечательная певица, с которой я знаком и с которой мы дружим уже много лет. И мне очень нравится, как он звучит в ее исполнении!

– Вы как-то сказали, что не делите музыку на симфонии и рэп? Почему?

– Для меня не существует плохих и хороших жанров. Я слушаю очень много музыки, невероятное количество. Постоянно учусь, нахожу и открываю для себя что-то новое… Все жанры находятся в едином «информационном поле», и музыкант свободен в своем выборе.

Александр Леонидович Клевицкий — это без преувеличения человек-праздник! И историй, с ним связанных, великое множество. Но одну, как рассказала Софья Онопченко, солистка Академического Большого концертного оркестра имени Силантьева, она вспоминает с особенным удовольствием. «Как-то мы решили отпраздновать мой сольный концерт, на который съехалась куча моих родственников и знакомых из Воронежа, — рассказала солистка. — И за столом возник спор, кто знает больше частушек. Я была абсолютно уверена, что мои победят и что больше, чем они, уж точно никто не знает частушек-прибауток-анекдотов! Я жестоко ошиблась! Александр Леонидович победил всех, в три ночи он покинул праздничный ужин абсолютным победителем, утерев нос всем! А гости еще долго утирали слезы… от смеха! Второго такого невероятного рассказчика просто не существует!»

Источник: www.womanhit.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.